Работа Светлова Сергея. Взгляд участника

Если разобраться, то какие-то нерешённые вопросы и насущные проблемы есть у каждого. Кто-то возмущён «несправедливостью» и нелогичностью событий своей жизни, кому-то для счастья не хватает шикарной яхты и замка на берегу моря, кому-то денег, чтоб «дотянуть» до следующей зарплаты, кому-то душевного равновесия или здоровья. У всех разные устремления и способы себе помочь.

Небольшую листовку о работе Светлова Сергея мне дала моя знакомая. У меня были некоторые неувязки в личной жизни, я искал возможность их разрешить и обратился к ней за советом.

«Возьми, - сказала она.  - Это может тебе помочь». И она с восторгом рассказала, как это изменило ее внутреннее состояние, взаимоотношения с окружающим миром и взгляд на жизнь. 

Собственно, в буклете ничего особенного не было – обычный, рекламный. Плох тот кулик, который своё болото не хвалит – это известно всем, но было в  предложении что-то симпатичное для меня.

Отметив про себя необъяснимую симпатию к рекламной информации, отложил буклет в сторону и забыл про него.

 

Спустя пару месяцев…

 

Да что же это в жизни моей творится такое! Сил моих нет уже терпеть! Хоть из дома уходи, разводись с женой и всё по новой начинай! Где там тот товарищ, который в своём буклете все проблемы обещал легко и просто разрешить? Искомый понравившийся мне листик затерялся наглухо. Пришлось  искать.

 

Перед тем, как позвонить, собрался, ещё раз проговорил про себя заготовленный заранее текст о своей проблеме…

- Приходите… В воскресенье, к одиннадцати часам, мы Вам поможем.

- И всё!?

- М-м-м нет, не всё. Мы в перерыв чай пьём, принесите к чаю чего-нибудь. И, да, позвоните накануне в пятницу, подтвердите своё участие.

Я был несколько обескуражен. Как-то просто, даже слишком. Я меня тут ПРОБЛЕМА, а он даже вопросов задавать не стал, просто выслушал и «мы Вам поможем»!

Остаток недели я был весь в раздумьях и мечтах. Я понятия не имел, что там будет на этих расстановках, и воображение рисовало мне всевозможные картинки развития событий.  В общем, было немного тревожно… то есть страшно.

 

И вот, день настал.

 

На первый взгляд, ничего необычного.

Комната.

Сергей сам расставляет стулья в круг, говорит, что так настраивает пространство. Ещё говорит, что работа со мной уже идёт. Я пытаюсь ощутить, как эта работа происходит, но ничего кроме своей тревожности не ощущаю.

Входят незнакомые мне люди, приветливо здороваются. Некоторые из них, похоже, друг друга знают. Мы садимся в круг, Сергей рассказывает что-то о том,  что они здесь вместе делают. Стоп!

Я бывал когда-то давно на собраниях адептов какой-то новой христианской церкви, некоторое время трудился на благо руководителей одной сетевой компании и отлично помню, как происходили общие встречи там. Тогда было чувство, что какое-то сильное берёт меня и принудительно сонастраивает со всем залом, было ощущение напряженности, нагнетания чего-то.  Можно было петь песни, прыгать, смеяться, хлопать в ладоши вместе с сетевиками или прихожанами новоявленного пророка, но во всё этом была какая-то искусственность. Постоянно ощущалось хорошо организованное и продуманное  давление всего коллектива и его руководителей.

Придя на расстановку, я подсознательно ждал чего-то подобного, ждал какого-то давления со стороны группы. Типа «у нас здесь вот так, и ты, если хочешь быть с нами, будешь разделять то, что разделяем мы».

Я вдруг внезапно понял, что не ощущаю никакого давления. Я привычно мысленно сжал кулаки, ощетинился внутренними иголками и жду его, а его нет. Окружающим меня людям будто нет до меня дела, они не пытаются воздействовать на меня.  Никак.

Между тем, началась работа. Женщина в возрасте около сорока лет рассказала, что у неё не клеятся взаимоотношения с мужчинами. Она пришла в группу после того, как увидела, что нелады с противоположным полом есть у её двадцатилетней дочери и у её матери – пожилой женщины, изводящей всех своим сложным, противоречивым характером. Пришла, в основном, из-за беспокойства за судьбу дочери.

В процессе работы, женщина, заместитель матери, сказала, что единственным мужчиной в её жизни, которого она любила, был её отец, дед заказавшей расстановку женщины. Это был офицер Красной армии, репрессированный в тридцатые годы. Я смотрел на это всё и вдруг почувствовал, что мне жаль этих людей – репрессированного офицера, его дочь, внучку и правнучку.

- Хорошо. Встань фигурой её отца - сказал ведущий, обращаясь ко мне.

Я встал… То, что было дальше, сложно объяснить логически. С одной стороны, я – реальный человек, живущий в реальном времени, полностью отдающий себе отчёт в том, что происходит. С другой стороны, я действительно ощущал чувства другого человека, не меня. Этот человек, сильный, волевой, сильно любит свою дочь. Он – хороший муж и отец, знает обо всём, что произошло после его смерти, понимает, что маленькая дочурка его любит и не может принять, простить тот факт, что у неё отняли отца. Он понимает, что впоследствии его дочь всех своих мужчин сравнивала с ним, и они не выдерживали сравнения. В результате несчастлива стала она сама, её дочь и её внучка - люди, которых он больше всего на свете любит, и ему очень горько от того, что так всё получилось.

А ещё я ощутил, что этот человек понимает: сейчас у него есть шанс что-то исправить, как-то помочь дорогим ему людям, и я сам ощутил готовность оказать им помощь.

«Встретившиеся» в результате вот такого стечения обстоятельств дочь и отец о чём-то разговаривали, просили друг у друга прощения, плакали, прощали, принимали…

 Отец благословил свою дочь на счастливую судьбу, передал ей, как смог, всю свою отцовскую любовь, свою силу, уверенность, рассудительность, а дочь ответила, что у неё в сердце всегда будет место для него. 

После всего этого я ощутил в сознании этого человека тихую грусть и благодарность. Он сполна воспользовался предоставленной ему возможностью.

Дальше всё пошло своим чередом.

Восстановленная и напитанная отцовской силой, отцовскими чувствами дочь передала чувство собственного достоинства, способность правильно расставлять приоритеты в отношениях с мужчинами своей дочери и внучке. Потом все благодарили друг друга, а я сидел в сторонке и думал о том, сколько отцов не смогло, не успело передать что-то важное своим дочерям, сыновьям, о том, сколько горя и страданий несут войны последующим поколениям. В той расстановке мне как бы довелось непосредственно прожить, прочувствовать кусочек жизненного опыта другого человека, и я был благодарен ему за это.

На расстановках иногда происходят такие вот «чудеса».

 

В другой работе мне довелось быть фигурой сына, которому не достало материнского тепла, материнской любви.

 Глядя в глаза своей «мамы» я вдруг ощутил, что боюсь эту строгую и сильную женщину. Её взгляд как бы подавлял, заставлял сжаться и просить прощения. С передачей материнской любви явно были проблемы.

Женщина, заказавшая работу, рассказала, что её мама характеризовала прабабушку, как волевую, властную женщину, занимавшую место «главы семьи».

Тогда ведущий, Светлов Сергей попросил встать за спиной моей «мамы» фигуру Материнской любви, и я не знаю как, но всё изменилось.

Передо мной была та же женщина, но глаза её буквально лучились любовью и поддержкой. Я обнял её, мне показалось, что я снова в детстве, что мама держит меня на руках, гладит по голове и что-то приятное, хорошее и большое буквально напитывает меня. Как сквозь пелену услышал голос ведущего: «Готов?». «Можно ещё немножко?» – пробормотал я. Отрываться вообще не хотелось.

Я думал потом: как, почему с появлением фигуры Материнской любви так всё преобразилось? Ну я же не мог всё это выдумать! После «материнских объятий» появилось ощущение спокойной, уверенной силы. Все проблемы стали казаться решаемыми, негативные эмоции – ненужными, страх – нелепым.

Какие же силы принимают участие в расстановках?

 

В работах не всегда бывает всё гладко и легко. Помню ситуацию, когда мне показалось, что вся работа зашла в тупик, и стало страшно.

Тогда решалась проблема молодого человека, который был нежеланным ребёнком: его семнадцатилетняя мать безуспешно пыталась самостоятельно сделать аборт. В процессе работы фигура этого человека виделась с большой, во всю грудь, дырой. От фигур его родителей помощи ждать не представлялось возможным. Они понимали, что натворили, и сильно пострадали сами: со слов заказчицы работы, мать молодого человека долго болела и, в конце концов, бросила мужа с ребёнком, больше детей у них не было.

Один взгляд на фигуру с дырой на месте груди вызывал слабость. Вводимые новые фигуры, призванные помочь решить проблему, сделать ничего не смогли.

И тогда ведущий стал… читать молитвы.

 

Каждый, наверное, слышал о животворящих свойствах молитв. Не секрет,  что действенность молитвы зависит от того, кто и как её читает. Сергей читал хорошо поставленным, «правильным» голосом, что-то вибрировало внутри меня в унисон этим звукам, но не это было главным. Под звуками молитвы, произносимой ведущим, таяло ощущение тяжести и неразрешимости проблемы. Как будто чья-то большая и сильная рука одним движением изменила ситуацию в расстановочном поле. Все фигуры, у которых не было сил даже просто стоять на ногах, вдруг встали и заявили о своей готовности действовать. Появившееся и постепенно нарастающее до этого беспокойство сменилось спокойной уверенностью в своих силах.

 Как?

На этот вопрос ведущий, Светлов Сергей, скромно улыбаясь, говорит, что «всё в руках Божьих».

Вообще, все работы, проводимые этим ведущим (справедливости ради нужно заметить, что с работами других психологов-«расстановщиков» я не знаком), характеризует атмосфера спокойствия и взаимного уважения. Единственное правило, на котором на моей памяти настаивал Светлов, звучит так: «В работе нет правых и неправых, расстановочное поле является общим пространством, где мнение каждого равноценно». Если кто-то один ощущает незавершённость, неправильность происходящего, работа продолжается до полного разрешения, полного принятия ситуации всеми фигурами.

И, конечно же, всех интересует вопрос об эффективности, результативности работ. По себе могу сказать, что результаты меня впечатляют. Работы эти для меня очень эффективны – правда, есть несколько интересных особенностей.

Оглядываясь на свой опыт участия в «расстановках» Светлова Сергея, вижу, что некоторые люди склонны заранее «придумывать» желаемый для них результат, но в итоге проявляется именно то, что востребовано именно душой, а не умом. Я, например, был приятно удивлён фактом, что получил в своей работе гораздо больше, чем рассчитывал. Решились некоторые болезненные вопросы, которые мне не казались связанными с моей заявкой.  Бывает и так - заказчик хотел получить решимость для запуска некоего процесса (он никак не мог решиться, хотя давно всё подготовил), а в работе проявилась нежелательность осуществления задуманного, поскольку оно  не соответствовало истинным целям и приоритетам заказчика. В итоге, хорошее решение было найдено.

На вопрос, почему так происходит, Сергей говорит, что «душа каждого человека устроена очень сложно, и мы не можем точно знать, какой результат необходим для решения поставленной задачи. Иногда факт необходимости решения именно этой задачи является лишь стимулом для произведения действительно необходимых изменений. Нужно также понимать, что некоторые, безусловно желанные изменения, не могут произойти прямо сейчас из-за неготовности к их немедленному восприятию. Всё хорошо, просто нужно немного подождать».

 

Добавить мне остаётся только то, что прочитанная вами статья появилась в результате потребности автора поделиться яркими впечатлениями от работ и ещё раз выразить благодарность Светлову Сергею за помощь.

Автор: Васильева Ольга    10.10.2012
Просмотров: 2551
Комментарии: 0

Комментарии

Image CAPTCHA
Введите символы показанные на картинке.

Смотрите также

Итак, мы остановились на том, что для успешного решения жизненных проблем, с точки зрени...
  Приходит время и, набравшись терпения, мы отправляемся с малышом в мир продуктов...
Когда мы выбираем одежду и текстиль для себя и для дома, то стараемся найти натуральные,...